Забыли пароль?Регистрация
Т.Д. Мижитова: доклад на защите дипломной работы "Корейская диаспора в Маньчжурии" (июнь 2012, НГУ) PDF Печать E-mail
Автор: Administrator   
13.10.2012 10:47

Мижитова Туяна Дмитриевна

«Корейская диаспора в Маньчжурии: проблемы миграции и адаптации во второй пол. XIX в. - первой пол. XX в.»

(доклад на защите дипломной работы на кафедре востоковедения НГУ 19 июня 2012 г.)

По данным переписи 2000 г. в Китае проживает около 2 млн. корейцев, составляющих самую крупную по численности корейскую диаспору в мире, население которой является, главным образом, потомками мигрантов, прибывших в эту страну в 1860-1945 гг. Вопрос о том, как происходил процесс переселения корейцев в рассматриваемый период до сих пор остается актуальным, поскольку именно корейская диаспора Китая сыграла немаловажную роль в истории Китая, Японии и Кореи.

    Объект исследования – миграция корейского населения на территорию Маньчжурии во второй половине XIX – первой половине XX вв.

  Предмет исследования – правовой и социокультурный аспект жизни корейской диаспоры.

    Цель исследования – историческая реконструкция процессов миграции и адаптации корейского населения Маньчжурии.

Для достижения данной цели были поставлены следующие задачи:

- определить основные этапы и причины переселения корейцев на северо-восток Китая с аргументацией выбора хронологических границ и характеристикой присущих им отличительных признаков.

- проанализировать демографические показатели и правовой статус мигрантов.

- выявить характер и основные направления деятельности мигрантов в политико-идеологической и культурной сферах.

- исследовать механизмы социокультурной адаптации мигрантов к новым социально-экономическим и этнокультурным условиям.

Хронологические рамки обусловлены резким ростом численности корейских мигрантов в 1860-е гг., когда в результате тяжелого экономического кризиса и природных катаклизмов в Корее началось массовое бегство корейских крестьян на территорию северо-восточного Китая. Верхняя граница изучаемого периода – завершение Второй мировой войны и, как следствие, окончание процесса колонизационного заселения, массовая репатриация корейцев на родину.

Территориальные рамки ограничиваются северо-востоком Китая или Маньчжурией, которая включает в себя 3 современные китайские провинции: Хэйлунцзян, Цзилинь и Ляонин. Объясняется данный выбор тем, что именно на эти территории переселилась большая часть корейских мигрантов. И прежде всего следует выделить район Кандо, где наиболее концентрированно размещались корейские переселенцы.

Изученность темы. Тема корейской миграции в русскоязычной литературе изучена плохо. Фактически единственным исследователем корейской миграции на северо-восток Китая является казахстанский исследователь Г. Н. Ким.  В последнее время публикуются статьи В. А. Гайкина, в основном посвященные конфликтам Китая и Японии из-за споров о корейском населении Китая в рассматриваемый период. 

В корейской историографии данная тема освещена хорошо. Немаловажную роль в этом сыграл интерес к корейскому национально-освободительному движению, базой которого стали районы Маньчжурии. Также причиной такой заинтересованности является то, что северо-восточный Китай, в прошлом являясь территорией одного из древних корейских государств, многими корейскими авторами считается исторической территорией Кореи, которая оспаривалась не раз в течение долгого времени.

Методология исследования. Основные методы, использованные в данной работе – описательный, конкретно-исторический и сравнительно-исторический. Для выявления эволюции правового положения корейских мигрантов необходимо описать и проанализировать международные договоры. Для выявления причин миграционных процессов должна быть проанализирована общественно-политическая и экономическая ситуация в Корее и Китае. Были сопоставлены и проанализированы статистические данные из разных источников. Сравнивается национальная культура Кореи и культура корейцев Маньчжурии, с помощью чего мы можем судить о степени адаптации корейской диаспоры Маньчжурии.

Научная новизна настоящей работы заключается во введении в научный оборот российской историографии некоторых материалов корейских источников по истории миграции корейского населения на территорию Маньчжурии. Впервые в отечественном востоковедении сделана попытка исследования культурного аспекта жизни корейцев за пределами территории собственно Кореи в рассматриваемый период, что позволяет выявить степень адаптации корейской диаспоры.

Миграция корейского населения из Кореи на территорию Маньчжурии существовала на протяжении всей письменной истории. Однако формирование и функционирование корейской диаспоры как таковой началось только во второй половине XIX в. Массовая миграция продолжалась до 1945 г., когда Корея получила независимость, и большинство населения репатриировалось. Рассматриваемый нами период можно разделить на три этапа: 1) 1860-1905 гг. – зарождение корейской диаспоры, причиной переселения в основном были голод и нищета в Корее;  2) 1905-1932 гг. – этап политической миграции, причиной переселения были японские «реформы» в Корее; 3) 1932-1945 гг. – этап «коллективной миграции», которая проводилась Японией для колонизации Маньчжурии.

Говоря о миграции корейского населения, мы, в первую очередь, имеем в виду внешнюю (межгосударственную) миграцию на территорию северо-восточного Китая. Наблюдается как легальное, так и нелегальное переселение. В случае легального переселения корейцам приходилось платить налоги в цинскую казну и принимать китайское гражданство. В случае нелегальной миграции корейцам грозила конфискация уже обработанной ими земли, наказание за незаконный переход границы, которое сводилось в основном к ударам бамбуковыми палками, и репатриация в Корею, где правонарушителя снова ждало наказание вплоть до смертной казни. На первых порах миграция носила маятниковый характер, поэтому корейских поселений было мало, существовали «места ночлега». На территории Маньчжурии в ранний этап переселения основными мигрантами были крестьяне северных провинций Кореи, которые больше других страдали от неурожайных годов. Немаловажным стимулом для переселения послужила отмена цинским правительством политики «запретной зоны». Если рассматривать демографический состав корейского населения, можно сказать, что в основном это были трудоспособные мужчины в возрасте от 30 до 49 лет. Корейцы занимались охотой, сбором женьшеня, рубкой леса и т. д. Постепенно начали образовываться компактные корейские поселения. Цинское правительство, обеспокоенное массовой миграцией корейцев, обратилось к корейскому правительству с требованием удалить корейцев из Маньчжурии. Корейское правительство, с одной стороны, согласилось это сделать, но с другой стороны, не торопилось осуществлять на практике возвращение корейцев на родину. Причиной было то, что в Корее территория Маньчжурии считалась корейскими историческими землями. Именно в этом вопросе выявились все проблемы, связанные с миграцией корейского населения: установление китайско-корейской границы, межгосударственные отношения Кореи и Китая (после аннексии Кореи – Китая и Японии), правовое положение корейцев на территории Маньчжурии, деятельность корейских мигрантов.

Китайско-корейская граница складывалась на протяжении всей истории соседства двух стран и имела явно выраженную тенденцию выдвинуться гораздо севернее рек Амноккан и Туманган, образующих естественные рубежи Корейского полуострова. Вопрос о границе стал актуальным, когда Япония, аннексировав Корею, объявила корейцев Китая своими подданными. Граница была установлена без всякого согласия Кореи китайской и японской сторонами. Поэтому вопрос о китайско-корейской границе до сих пор остается актуальным, поскольку современные корейцы считают эти территории своими и на этой почве проявляются межэтнические конфликты, периоды напряженности в отношениях между государствами и это является подоплёкой т. н. «исторической войны» между двумя Кореями и Китаем.

С началом агрессии Японии в Корее в Китай переселяется все больше корейцев. Причиной тому стали экономические, политические, социальные, культурные «реформы» Корейского генерал-губернаторства, а также дискриминация со стороны обычных японцев, считавших корейцев «неблагодарными и невежественными варварами», которых нужно просвещать и учить «быть цивилизованными». Правовое положение корейской диаспоры Маньчжурии ухудшилось, так как китайские власти рассматривали факт наличия корейцев как предпосылку к будущей японской агрессии на северо-востоке Китая. Действительно, Япония умело проводила политику «защиты и покровительства» корейцев, проживавших в Маньчжурии. После аннексии Кореи Япония признавала всех корейцев Китая своими подданными, даже тех, кто принял китайское подданство. В таких условиях натурализовавшиеся корейцы оказались в положении «двойного гражданства». После создания Маньчжоу-го наступил новый этап, когда корейцы могли свободно переселяться в Маньчжурию. Более того, Япония приступила к реализации плана чиптанимин, т. е. организованного, коллективного переселения корейцев. Корейцы получали финансовую помощь в основном от ЮМЖД и Корейского генерал-губернаторства. Цель такого мероприятия заключалась прежде всего в экономическом освоении Маньчжурии. Отличительной чертой этого периода является то, что корейцы переселялись семьями.

Мигрировавшие корейцы приняли активное участие в национально-освободительном движении, которое сводилось и к просветительской деятельности, и к вооруженной борьбе. Немаловажную роль они сыграли и в становлении китайского коммунизма, который, в свою очередь, распространился и среди корейцев. В связи с этим особенно интересной представляется деятельность Ким Ир Сена, настолько окутанная мифами и легендами, что трудно отличить правду от вымысла. Ким Ир Сен именно в Маньчжурии приобрел славу выдающегося партизана, который впоследствии смог стать главой КНДР.

Просветительская деятельность корейцев была тесно взаимосвязана с антияпонской пропагандой. Поэтому национальное образование корейцев Китая ассоциируется, в первую очередь, с деятельностью корейских патриотов-просветителей. Они создавали частные школы, в которых изучали традиционные для Кореи ханмун и конфуцианскую литературу. Затем стали появляться школы, в которых изучали «новые науки». Но из-за нехватки финансовых средств, а также постепенного распространения влияния  японских властей на территории Маньчжурии многие частные национальные школы были закрыты. Однако, многие школы получали финансовую помощь или с японской, или с китайской стороны. В таких школах проводилась политика ассимиляции корейского населения. После создания Маньчжоу-го основными владельцами государственных школ для корейцев были Корейское генерал-губернаторство, ЮМЖД.

В сфере культуры корейцы пытались сохранить свои традиции и обычаи, но многое зависело от их материального положения. Так, на примере проведения свадебного обряда и празднества Нового года можно сказать, что порядок проведения и суть праздников не изменились. Однако  материальная составляющая этого процесса претерпела изменения: многие мигранты просто не могли себе позволить дорогие материю, подарки, одежду, даже праздничная еда была довольно скудной. Что касается внешнего вида корейцев Маньчжурии, можно сказать, что в этой области Китай настойчиво требовал смены прически и одежды на маньчжурские. Однако корейцы умело пользовались отсутствием китайских властей в местах компактного поселения переселенцев, где они могли не соблюдать законов. Во внешнем виде корейцев Маньчжурии с 1930-х гг. прослеживаются тенденции замены национальной одежды и прически на европейские. Во многом на это повлияли присутствие западных миссионеров, распространение учения Маркса, создание Маньчжоу-го, когда в Маньчжурию начали переселяться японцы, которые к этому времени успели воспринять западную моду.

  Таким образом, можно с определенной уверенностью сказать, что корейское население, мигрировавшее на территорию Маньчжурии во второй половине XIX – первой половине XX вв., смогло успешно адаптироваться к условиям жизни в новой иноэтнической среде. Корейская диаспора того времени представляла собой этническую общность, которая имеет основные характеристики национальной самобытности своего народа, сохраняет их, поддерживает и содействует их развитию (в аспектах языка, культуры, сознания). Если рассматривать диаспору с точки зрения Ж. Т. Тощенко и Т. И. Чаптыковой, которые утверждают, что способностью создавать диаспору обладает не каждый этнос, а только этнос, устойчивый к ассимиляции, можно сказать, что корейские мигранты рассматриваемого периода создали диаспору в самом полном смысле этого слова. Об  устойчивости корейской диаспоры к ассимиляции говорит то, что корейские мигранты пытались не поддаваться усилению китайского или японского влияния, создавая организационные формы своего функционирования, ярким доказательством чего может стать наличие национально-освободительного движения, просветительской деятельности. Этническая общность корейских мигрантов в Маньчжурии сохранилась благодаря исторической памяти, национальной идее и борьбе за восстановление независимости Кореи.

Обновлено 13.10.2012 10:52