Забыли пароль?Регистрация
Субботина А.Л. - Культура начального периода Пэкче PDF Печать E-mail
Автор: Administrator   
06.04.2008 03:46

Работа выполнена при финансовой поддержке программы президента РФ по поддержке ведущих научных школ №НШ-6568.2006.6.

Введение

Пэкче – одно из трех корейских государств, которое возникло в центральной части Корейского полуострова, в бассейне реки Ханган. По мнению большинства исследователей, основой для его формирования стало одно из государств-крепостей (гук(國), “союз племен”, “вождество”) группы Махан(馬韓) [Курбанов, 2002, с. 41, 49; Ли Гибэк, 2000, с. 66; Тихонов, 2003, с. 103]. Источников, дающих информацию о культуре начального периода этого государства, немного. Прежде всего, данные о формировании Пэкче содержатся в средневековом письменном источнике по истории Кореи Самгук саги (三國史記, “Исторические записи трех государств”), в разделе Пэкче понги (百濟本記, “Летописи Пэкче”). Уже в ранних записях, относящихся к периоду правления вана Онджо (18 г. до н.э. – 28 г.), Пэкче предстает перед нами как полностью сформировавшееся государственное образование. В Пэкче существует централизованная наследственная власть вана и армия; происходят военные конфликты и завязываются дипломатические отношения с соседними народами (Лолан, Махан); возводятся города-крепости, которые являются центрами политической жизни Пэкче; укрепляет свои позиции бюрократия (упоминается должность убо); совершаются государственные жертвоприношения Земле и Небу [Ким Бусик, 1995, с. 133 – 138].

Однако исследователи уже давно обратили внимание на то обстоятельство, что сведения о начальном периоде Пэкче из Самгук саги во многом противоречат сообщениям китайских письменных источников, в частности, Саньгочжи (三國志, “Троецарствие”) [Пак Сунбаль, 2001, с. 26]. Достоверность сведений письменных источников о раннем периоде существования Пэкче подвергается сомнению [Воробьев, 1961, с. 105]. По всей видимости, ранние записи о Пэкче характеризуются экстраполяцией средневековых реалий XII в., современных автору хроник, на более древнюю эпоху [Курбанов, 2002, с. 44]. Как известно, данный подход к историографии применялся также и китайскими историками. Справедливы замечания отечественных историков-корееведов: “конечно, говорить о существовании государства в столь ранний период вряд ли возможно” [Тихонов, 2003, с. 104], “самые ранние сообщения о трех государствах из Самгук саги следует относить к описаниям истории союзов племен с зачатками государственности” [Курбанов, 2002, с. 44]. В связи с этим возник вопрос о достоверности ранних записей о Пэкче, приведенных в Самгук саги.

В последнее время было изучено большое количество памятников, относящихся ко времени образования Пэкче. Данные археологии могут существенно дополнить наши представления о культуре начального периода Пэкче и о том, в каких условиях происходила консолидация древнекорейских племен, результатом которой стало появление государственности.

В данной работе освещаются новейшие результаты археологического изучения начального периода Пэкче на примере базового памятника этого времени – Пхуннап тхосон (風納土城, “городище с земляным валом Пхуннап”) и предлагаются некоторые гипотезы относительно процесса формирования государственности в центральной части Корейского полуострова.

Культура начального периода Пэкче по данным археологии

1. Хронологические рамки

В ходе своего существования столица государства Пэкче меняла свое местоположение несколько раз. В соответствии с этим, в исторической науке принята периодизация истории Пэкче по столицам. Выделяются 4 периода: хансон сидэ чонги ((漢城時代 前期: «эпоха Хансона, ранний период») [18 г. до н.э. – 369 г. н.э.], хансон сидэ хуги (漢城時代 後期, «эпоха Хансона, поздний период») [369 г. до н.э. – 475 г. н.э], унджин сидэ (熊津時代, «эпоха Унджина») [475 – 538 гг.], саби сидэ (泗沘時代, «эпоха Саби») [538 – 660 гг.] [Ли Гидон, 1997, с. 12].

Согласно археологической периодизации, принятой в Южной Корее, период начального Пэкче (эпоха Хансона, ранний период) относится к эпохе вонсамгук сидэ (原三國時代, “эпоха прото-троецарствия”). В некоторых работах название этого периода переводится как “Прото-Три Государства” [Курбанов, 2002, с. 43], однако такой вариант перевода представляется автору работы не совсем удачным. Термин “прото-троецарствие” был введен в корейскую археологию Ким Вольлёном в 70-е гг. XX в. Раньше в археологии данный период назывался также кимхэ сидэ (金海時代, “эпоха кимхэ”), унчхонги (熊川期, “период унчхон”) (Кимхэ и Унчхон - памятники типа раковинных куч, где впервые были зафиксированы типичные для раннего Пэкче археологические материалы), а в исторической науке – самхан сидэ (삼한시대, “эпоха Трёх Хан”), пуджок кукка сидэ (부족국가시대, “период племенных государств”), сонып кукка сидэ (성읍국가시대, “период государств-крепостей”), “период союзных государств”. Хронологические рамки эпохи прото-троецарствия в целом соответствуют времени рубежа эр – III в н.э. [Ким Вольлён, 1986, с. 128; Когохак саджон; Курбанов, 2002, с. 43 – 44; Ли Гибэк, 2000, с. 58, 66; Тихонов, 2003, с. 102 – 104].

Ким Вольлён выделил также ряд особенностей, характеризующих культуру этого периода. В это время постепенно уменьшается количество бронзовых изделий, их заменяют железные; появляются железные орудий земледелия, развивается плужное земледелие. Происходит смена керамической традиции: неорнаментированную керамику сменяет серая гончарная керамика (金海式土器, кимхэсик тхоги, “керамика типа кимхэ”). По его мнению, все эти перемены в корейской культуре произошли под влиянием со стороны Лолана. К основным типам памятников данного периода относятся поселения, раковинные кучи, керамические печи, а также погребения в грунтовых ямах с каменным или деревянным гробом, каменные ящики, сложенные из плитняка или же сооруженные из массивных каменных плит, погребения в гробах-урнах. Характерным для памятников этого времени инвентарем можно считать гончарную керамику с тисненым орнаментом (керамика типа кимхэ), железные предметы, изделия из кости и рога, украшения [Ким Вольлён, 1986, с. 128 – 129; Когохак саджон].

В настоящее время термин «эпоха прото-троецарствия» занимает прочное место в южнокорейской археологической литературе. Однако он содержит и некоторые спорные моменты. Во-первых, часть этого периода относится к сфере изучения не только археологии, но и истории, следовательно, возникает вопрос о соотнесении археологической периодизации с периодизацией истории Кореи, принятой среди историков, приведения в соответствие сообщений исторических хроник и данных археологии. Во-вторых, эпоха прото-троецарствия выделена только по южнокорейским материалам. В северокорейской археологии данный период не выделен [Воробьев, 1997, с. 29], следовательно, термин «эпоха прото-троецарствия» на самом деле охватывает культуру начального периода только двух из них – Пэкче и Силла, исключая Когурё. В-третьих, между учеными нет единого мнения по поводу археологических критериев этого периода: все сходятся на том, что период рубежа эр ознаменовался значительными изменениями в культуре, при этом выделяются различные критерии этих изменений, в результате содержание периода так и остается неясным.

В целом, с точки зрения археологии этот период следует относить к раннему железному веку, а с точки зрения истории – к эпохе трёх государств, или же к ее начальному периоду.

2. Памятник культуры начального и раннего Пэкче - городище с земляным валом Пхуннап

Одним из опорных памятников периода начального и раннего Пэкче в бассейне реки Ханган является городище с земляным валом Пхуннап. Оно расположено в квартале Пхуннапдон района Сонпхагу (г. Сеул) [서울시 송파구 풍납동], почти на самом берегу реки Ханган. На поверхности прослеживается земляной вал подпрямоугольной в плане формы, его периметр составляет 3,5 км (сохранившаяся длина 2,2 км). Площадь городища 747110,8 м2. Это одно из наиболее крупных городищ периода раннего Пэкче. До того, как в конце 90-х гг. на памятнике стали проводиться регулярные исследования, его соотносили с известным из исторических хроник городищем Сасон (Ли Бёндо), или определяли его как второстепенное равнинное городище (Ким Вольлён) [Син Чонгук, 2002, с. 10 - 11]. В результате исследований на городище, возобновленных в 1997 г., были выявлены сооружения начального и раннего периодов культуры Пэкче. Их хронологическая последовательность подтверждается данными стратиграфии. Установлен способ сооружения вала, который является достаточно архаичным: при сооружении восточной стены городища использовался метод пханчхук (板築, так называемый метод “трамбованной земли”) [Пхуннап тхосон II, 2002, с. 112 – 116]. В ходе раскопок были обнаружены многочисленные находки, среди которых можно отметить сосуд с надписью тэбу (大夫, “великий муж”) [Пхуннап тхосон IV (понмун, томён), 2004, с. 19]. В большом количестве представлена черепица, кирпичи, опоры для колонн. Все эти находки позволили выдвинуть гипотезу о том, что городище с земляным валом Пхуннап является известной по Самгук саги столицей раннего Пэкче - крепостью Ханам Виресон (河南 慰禮城, Южный Вире[сон]) (Син Хигвон) [Син Чонгук, 2002, с. 10 – 11; Тихонов, 2003, с. 104].

3. Культура начального периода Пэкче на городище с земляным валом Пхуннап

В рамках тематики данной статьи особое внимание необходимо уделить тем объектам, которые по своему характеру залегания и облику находок можно отнести к начальному периоду Пэкче.

 

Стратиграфия

В 1997 г. Институтом культурного наследия проводились раскопки в двух местах городища (раскопы А и Б, в корейском варианте 가지구 и 나지구). В разрезе северо-восточной стенки раскопа А было зафиксировано 8 литологических горизонтов. Горизонт VIII (темно-коричневая гумусированная супесь, мощность около 1,8 м) содержал в не потревоженном виде материалы культуры Пэкче. Значительная мощность этого слоя свидетельствует о длительном существовании памятника. Горизонты I – VII залегали над культурным слоем эпохи Пэкче, нижние из них содержали небольшое количество переотложенных материалов культуры Пэкче. Следовательно, горизонты I – VII сформировались уже в последующую эпоху и связаны с современными техногенными процессами. В разрезе северо-восточной стенки раскопа, в нижней части слоя темно-коричневой гумусированной супеси, соотносимого с культурой Пэкче, отмечены включения желтоватой глины. Это изменение структуры слоя (горизонты VIII-1, 3), а также залегающий немного ниже слой коричневого суглинка (горизонта VIII-2), соотносятся с конструкцией в виде рва. Ниже залегали литологические отложения, не содержащие артефактов [Пхуннап тхосон I (понмун), с. 45 – 61, 65]. Аналогичная стратиграфическая ситуация была зафиксирована также и в раскопе Университета Хансин (1997 г.). Здесь также под слоем, содержавшим многочисленные материалы культуры Пэкче, в частности, керамику с тисненым орнаментом (горизонт III, коричневая гумусированная супесь), был выделен слой, содержащий, в основном, неорнаментированную керамику и единичные находки керамики с тисненым орнаментом (горизонт IV, темно-коричневый суглинок). Как отмечают авторы отчета, горизонты III и IV достаточно трудно отделить друг от друга. Оба горизонта сходны по цвету и по структуре, но горизонт IV имеет более насыщенный коричневый оттенок и более вязкую структуру. Горизонт III исследователи соотносят с культурой Пэкче, а подстилающий его горизонт IV – с эпохой прото-троецарствия, то есть с начальным периодом Пэкче [Пхуннап тхосон III, 2003, с. 17 – 20].

Сооружения

(1) Остатки рвов в раскопах Института культурного наследия Республики Корея (1997 г.)

Остатки рвов выявлены на обоих раскопанных участках городища, как в раскопе А, так и в раскопе Б. Плечики рва были зафиксированы на уровне нижней части слоя темно-коричневой гумусированной супеси. Установлено, что ров пересекает всю площадь раскопа А по направлению СЮ с углом отклонения примерно 20 – 25°. Это тройной ров, длиной в среднем чуть более 100 м, шириной 1,2 – 2,2 м, глубиной до 1 м. В раскопе Б также отмечен небольшой участок тройного рва (длиной до 35 м, шириной до 1,5 м, глубиной до 1 м). Судя по его конфигурации, этот ров является продолжением рва, зафиксированного в раскопе А [Пхуннап тхосон I (понмун), 2001, 47, 55, 81 – 82, 86, 90].

(2) Остатки рвов в раскопе Университета Хансин (1997 г.)

В раскопе Университета Хансин также были зафиксированы остатки тройного рва (или трех рвов, идущих параллельно друг другу). Один из них приурочен к горизонту IV, два других (№ 1 и 2) – к горизонту III [Пхуннап тхосон III, 2003, c. 18 – 19]. Ров, выявленный в горизонте IV, ориентирован по линии ЗВ, общая длина его составляет предположительно 11,25 м, ширина 90 см, глубина около 36 см. В заполнении – черно-коричневая гумусированная супесь. Два рва из горизонта III в целом аналогичны по конфигурации рву из горизонта IV. Оба они ориентированы по линии ЗВ, длиной 14, 10 м и 11,50 м, шириной 0,75 – 0,9 м и 1,25 – 1,75 м, глубиной 0,5 м и 0,6 м, соответственно. Заполнение рвов составляла красно-коричневая гумусированная супесь (ров №1) и черно-коричневая гумусированная супесь (ров №2) [Пхуннап тхосон III, 2003, с. 18, 58, 61, 69].

Находки

(1) Раскопки Института культурного наследия Республики Корея (1997 г.)

Основную часть находок из заполнения рвов составляет неорнаментированная керамика (кёнджиль мумун тхоги, 硬質無文土器), типичная для памятников раннего железного века. В небольшом количестве присутствует также керамика с тисненым орнаментом (тханальмун тхоги, 打捺文土器), относящаяся к культуре Пэкче [Пхуннап тхосон I, 2001, c. 81, 83 – 94].

В раскопе А ров был перекрыт жилищами 6 и 8, в раскопе Б – жилищами 4, 6 и 8 [Пхуннап тхосон I (понмун), 2001, с. 47, 55]. Жилища 6 и 8 из раскопа А не содержали артефактов, поэтому судить об их хронологической принадлежности мы можем только на основании стратиграфических наблюдений [Пхуннап тхосон I (понмун), 2001, с. 140 – 142, 153 – 155]. В раскопе Б в жилищах 4 и 8 была найдена в основном керамика с тисненым орнаментом, а неорнаментированная керамика представлена в незначительном количестве [Пхуннап тхосон I (понмун), 2001, с. 177 – 180, 183 – 186, 195 – 199]. Не вызывает сомнений, что эти жилища были построены уже после того, как ров был заброшен.

(2) Раскопки Университета Хансин (1997 г.)

Находки из заполнения рвов № 1 и № 2 горизонта III представлены керамикой с тисненым орнаментом культуры Пэкче [Пхуннап тхосон III, 2003, с. 59 – 71]. В заполнении рва горизонта IV, напротив, была выявлены в основном, неорнаментированная керамика раннего железного века: 24 сосуда было реконструировано полностью или практически полностью [Пхуннап тхосон III, 2003, с. 19]. К керамике с тисненым орнаментом относится единственный сосуд горшковидной формы [Пхуннап тхосон III, 2003, с. 97 – 117].

Предварительные выводы

На основании стратиграфии и облика находок, можно заключить, что рвы из раскопок Института культурного наследия и ров из горизонта IV раскопок Университета Хансин были сооружены в то время, когда использовалась в основном неорнаментированная керамика, а керамика с тисненым орнаментом еще не получила широкого распространения. Таким образом, эти рвы представляют собой наиболее ранние сооружения на городище. Вероятно, они были построены в начальный период Пэкче и функционировал еще некоторое время в период раннего Пэкче. Рвы из горизонта III раскопок Университета Хансин, содержащие типичную керамику культуры Пэкче, скорее всего, были сооружены в более позднее время.

По поводу назначения рвов можно высказать несколько предположений. Во-первых, они могли выполнять функцию простейших оборонительных сооружений. Во-вторых, судя по тому, что в заполнении рвов, изученных Институтом культурного наследия, содержался вязкий грунт, который в придонной части рвов приобретает илистую структуру, можно предположить, что рвы были заполнены водой [Пхуннап тхосон I (понмун), 2001, с. 81] и могли служить также источниками воды для бытовых нужд. В-третьих, можно заметить, что в обоих раскопах Института культурного наследия жилища и хозяйственные постройки зафиксированы только с одной стороны группы рвов [Пхуннап тхосон I (понмун), 2001, с. 47, 55], следовательно, рвы мог обозначать границу поселения. В данной связи очень интересно отметить, что с наружной стороны ко рву примыкает массивный крепостной вал (высота 11 м, ширина 43 м) [Пхуннап тхосон II, 2002, с. 121]. Исследования восточной части вала проводились в 1999 г. В результате этих работа в заполнении вала была найдена в основном типичная для культуры Пэкче керамика с тисненым орнаментом. Тем не менее, в напластованиях, образующих сердцевину вала, в нижней их части, обнаружена только неорнаментированная керамика. Материалы этого слоя предварительно можно датировать I в. до н.э. – II в. [Пхуннап тхосон II, 2002, с. 117 – 118, 130 – 157; Син Хигвон, 2002, с. 41 – 45]. Создается впечатление, что изначально оборонительными сооружением на городище были рвы и небольшой вал, а затем уже был сооружен мощный вал, который по своим масштабам вне всяких сомнений являлся более серьезным препятствием для проникновения на территорию городища.

В связи с этим можно также отметить, что рвы из горизонта III раскопок университета Хансин, возможно, появились в результате перестройки городища с целью укреплением его оборонительных сооружений.

3. Процесс и условия консолидации древнекорейских племен в центральной части Корейского полуострова

Раскопки на городище с земляным валом Пхуннап дали уникальные результаты: была выделена культура начального и раннего периодов Пэкче. Культура начального периода Пэкче (эпоха прото-троецарствия) связана с неорнаментированной керамикой, обнаруженной, главным образом, в заполнении рвов на разных участках городища и в основании сердцевины вала. Культура раннего периода Пэкче соотносится с керамикой с тисненым орнаментом.

О достаточно ранней датировке периода существования городища с земляным валом Пхуннап свидетельствует также серия радиоуглеродных дат [табл. 1].

Таблица 1

Абсолютные даты с городища с земляным валом Пхуннап*

Памятник / Слой Материал Калиброванная дата
1 Жилище А-2 уголь BC 380-90 AD
2 Жилище А-3 уголь BC 70-140 AD
3 Жилище А-4 уголь AD 70-330 AD
4 Жилище Б-1 уголь BC 180-90 AD
5 Жилище Б-3 уголь BC 360-40 BC
6 Жилище Б-8 уголь BC 200-70 AD
7 Вал (разрез Б, внутренняя сторона, строительный горизонт III) уголь AD 90-340 AD
8 Вал (разрез А, внутренняя сторона, строительный горизонт V, илистый грунт) дерево BC 170-70 AD
9 Вал (разрез Б, внутренняя сторона, строительный горизонт IV, илистый грунт ниже каменной кладки) дерево BC 10-230 AD
10 Вал (разрез Б, внутренняя сторона, строительный горизонт III) керамика (TL) AD 108±60
(AD 48 – 168 AD)
11 Вал (разрез А, внутренняя сторона, строительный горизонт IV, 3-ступенчатая кладка) керамика (TL) AD 415±153
(AD 262 – 568 AD)
12 Конструкция 9 уголь AD 10-260 AD
13 Конструкция 9 уголь AD 120-280 AD
14 Конструкция 9 уголь AD 220-320 AD
15 Ров с западной стороны конструкции 44 уголь AD 390-470 AD
16 Вход в конструкцию 44 уголь AD 130-210 AD
17 Конструкция 44 уголь BC 50-200 AD
18 Конструкция 44 керамика (TL) AD 497±110
(AD 387-607 AD)
19 Конструкция 44 керамика (TL) AD 319±100
(AD 219 – 419 AD)
20 Ров с западной стороны конструкции 44 уголь AD 220-430 AD
21 Ров с восточной стороны конструкции 44 уголь AD 260-550 AD
22 Ров с западной стороны конструкции 44 уголь AD 10-110 AD
23 Ров с восточной стороны конструкции 44 уголь AD 230-310 AD
24 Конструкция 46 кости животных AD 190-310 AD
25 Конструкция 46 раковины моллюсков AD 450-650 AD
26 Конструкция 46 раковины моллюсков AD 410-600 AD
27 Конструкция 101 кости животных AD 140-300 AD

* [по: Пхуннап тхосон I (саджин), 2001, с. 355; Пхуннап тхосон II, 2002, с. 118; Пхуннап тхосон IV (понмун, томён), 2004, с 330; Син Хигвон, 2002, с. 38]

В связи с полученными в результате работ последних лет археологическими материалами, дающими информацию о культуре начального и раннего периодов Пэкче, возникает вопрос об их соответствии сообщениям Самгук саги.

Судя по записям, содержащимся в Самгук саги, весь начальный период существования Пэкче ознаменовался военными столкновениями с мальгаль.

Из сообщений Самгук саги можно составить некоторое представление динамике конфликтов Пэкче с мальгаль [табл. 2].

Таблица 2

Динамика военных конфликтов Пэкче начального периода с мальгаль*

Правитель Годы правления Период / Число столкновений Интенсивность столкновений
Ван Онджо 18 г. до н.э. - 28 г. 46 лет / 7 раз 6,5 лет / 1 раз
Ван Тару 28-77 гг. 49 лет / 4 раза 12 лет / 1 раз
Ван Киру 77-166 гг. 89 лет / 1 раз 90 лет / 1 раз
Ван Чхого 166-214 гг. 48 лет / 2 раза 24 года / 1 раз
Ван Кусу 214-234 гг. 20 лет / 3 раза 7 лет / раз
Ван Чинса 385-392 гг. 7 лет / 2 раза 3,5 года / 1 раз

*[по: Ким Бусик, 1995]

Можно заметить, что наиболее часто столкновения с мальгаль происходили при основателе государства Пэкче, ване Онджо (7 раз за 46 лет, в среднем 1 раз в 6,5 лет). Затем, при последующих правителях – ване Тару и Киру, частота столкновений с мальгаль уменьшается (при ване Киру они практически не происходили). Затем, начиная с периода правления вана Чхого и до правления вана Чинса, наблюдается новый всплеск конфликтов с мальгаль. После правления вана Чинса записи о конфликтах с мальгаль в Самгук саги не встречаются.

Из записей в Самгук саги следует, что конфликты с мальгаль носили характер разбойных нападений. Мальгаль нападали на поселения Пэкче, грабили их, население уводили в плен. Ответное нападение на мальгаль со стороны Пэкче произошло только один раз, в сорок девятом году правления Вана Чхого (214 г.): “Осенью, в девятом месяце, [ван] повелел Чинква из Северной области возглавить тысячное войско в походе и захватить мальгальскую крепость Сокмун…” [Ким Бусик, 1995, с. 144].

Следует отметить, что в результате нападений мальгаль происходили поджоги поселений Пэкче. По этому поводу в Самгук саги сообщается следующее.

При ване Онджо “в сороковом году (22 г.) осенью, в девятом месяце, мальгаль напали и захватили крепость Масу, подожгли ее, [в результате] сгорели дома простолюдинов. Зимой, в десятом месяце, [они] снова напали на укрепления (чхэк) в Пёнсане” [Ким Бусик, 1995, с. 138]. При ване Чхого “в сорок пятом году (210 г.) зимой, в десятом месяце, мальгаль[ские войска] напали на крепость Садо, но не смогли взять ее. Тогда [они] подожгли крепостные ворота и ушли” [Ким Бусик, 1995, с. 144].

На археологических памятниках эпохи прото-троецарствия (начального периода Пэкче) центральной Кореи часто встречаются жилища, содержащие следы пожара. На 6 ранних памятниках эпохи прото-троецарствия из 47 раскопанных жилищ 23 (49%) содержали следы пожара (общее количество жилищ / из них со следами пожара): Мисари, раскоп А университета Корё, г. Ханам (6 / 0), Синмэри, г Чхунчхон (2 / 2), Кёханни, г Каннын (26 / 14), Тондонни, г. Каннын (1 / 0), Канмундон, г. Каннын (1 / 1), Хваджонни, уезд Хвенсон (11 / 6). На поселениях, относящихся к середине эпохи прото-троецарствия, следы пожара встречаются наиболее часто. Было изучено 7 памятников, на которых раскопано 38 жилищ, 23 (61%) из них со следами пожара: Анинни, уезд Мёнджу (12 / 7), Мисари, раскоп А университетов Ханъян и Сунсиль, г. Ханам (4 / 2), Йонсонни, г. Пхочхон (5 / 2), Хачхонни, уезд Чунвон (4 / 2), Чунгымни (3 / 2) и Туннэ, уезд Хвенсон (8 / 6), Чундо, г. Чхунчхон (2 / 2). Наконец, на поздних памятниках периода прото-троецарствия, относящихся к началу III в., и на памятниках последующего времени, количество жилищ со следами пожара снижается. На 7 изученных памятниках из 41 жилища следы пожара зафиксированы только на 12 (29%): Йонъянни, г. Йоджу (5 / 3), Хёянсан, г. Ичхон (1 / 0), Сондонни, г. Пхочхон (4 / 1), Ваннимни (9 /0) и Танхари, г. Хвасон (1 / 0), Чувольли, г. Пхаджу (10 / 8), Мисари, раскоп А университета Корё и Сеульского национального университета, г. Ханам (11 / 0) [Сон Манъён, 2000, с. 145 – 146]. Кроме того, на городище с земляным валом Пхуннап также зафиксированы жилища со следами пожара (раскоп А, жилища 2, 3, 4; раскоп Б, жилища 3 и 5) [Пхуннап тхосон I (понмун), 2001, с. 103 – 134, 174 – 177, 181 – 183].

Следы пожаров на поселениях отмечены не только в исследуемый период. Они фиксируются и на поселениях предшествующего периода бронзового века, и на поселениях последующего периода средневековья (развитого и позднего Пэкче). Однако некоторыми исследователями было отмечено, что в период прото-троецарствия, в отличие от других эпох, пожары на поселениях случались значительно чаще [Сон Манъён, 2000, с. 144, 146]. Конечно, вопрос о причине возникновения этих пожаров требует дополнительного исследования. Однако мы можем предположить, что следы пожаров, зафиксированные на поселениях начального и раннего периодов Пэкче, могли быть связаны, в том числе и с набегами мальгаль.

Судя по записям из Самгук саги, одним из последствий набегов мальгаль стало укрепление оборонительной системы городищ Пэкче. Об этом говориться, например, в следующих записях. При ване Онджо на следующий год, после нападения мальгаль на крепость Сульчхон, “в сорок первом году (23 г.) во втором месяце мобилизовали всех жителей деревень к северо-востоку от реки Хансу старше 15 лет на перестройку крепости Вире” [Ким Бусик, 1995, с. 138]. При ване Тару “в двадцать девятом году (56 г.) весной, во втором месяце, ван приказал [населению] Восточной области построить крепость Угок, чтобы быть готовыми к [войне с] мальгаль” [Ким Бусик, 1995, с. 140]. Если обратиться к археологическим источникам, то можно предположить, что строительство массивного вала на городище Пхуннап, которое отождествляется некоторыми исследователями со столицей раннего Пэкче Южным Вире[сонном], также могло быть вызвано частыми нападениями со стороны мальгаль.

Археологические источники могут также дать ключ к интерпретации самого этнонима мальгаль. Хотя надо отметить, что любое отождествление данных археологии с известными по письменным источникам этнонимами будет крайне условно. Обычно этноним мальгаль принято отождествлять с корейским написанием (произношением) этнонима мохэ. Например, в работе В. М. Тихонова говориться, что “ранняя история сложного вождества Пэкче заполнена постоянными войнами с прототунгусскими кочевниками мохэ…” [Тихонов, 2003, с. 104]. Это утверждение не вполне корректно: из всего сказанного мы можем согласиться только с тем, что мохэ по своей этнической принадлежности были прототунгусами [Деревянко, 1975, с. 181 – 196], а замечания по поводу характера хозяйства и взаимоотношений мохэ с Пэкче начального периода представляются спорными. Во-первых, впервые сведения о племенах мохэ начинают проникать в Китай в IV – V вв., и вполне очевидно, что упомянутые в Самгук саги мальгаль не имеют к мохэ никакого отношения. В рассматриваемое время этнонима мальгаль (мохэ) еще не было, он возникает только в период правления китайских династий Суй и Тан [Ким Бусик, 1995, с. 323, Шавкунов, 1968, с. 26]. Во-вторых, на основании сообщений китайских летописей и данных археологии мы можем говорить о складывании у мохэ комплексного хозяйства, основанного на земледелии и скотоводстве [Деревянко, 1975, 164 – 166; 1977, с. 161 – 162], поэтому назвать мохэ кочевниками никак нельзя.

C другой стороны, в Самгук саги говорится о том, что мальгаль находятся на севере от Пэкче [Ким Бусик, 1995, с. 135]. Поэтому мальгаль в Самгук саги исследователи отождествляют с племенами восточных е [Ким Бусик (комментарии М. Н. Пака), 1995, с. 351; Пак Сунбаль, 2001, с. 77]. Восточные е считаются народом, населявшим северо-восточную часть Корейского полуострова (провинции Северная Хамгёндо и Канвондо). В период, предшествующий возникновению государства Пэкче, в этих районах получила распространение культура неорнаментированной керамики. Это поселения на о. Чходо в окрестностях г. Наджин, Одон в г. Хверён, Помый Кусок в г. Мусан, Кананни в уезде Онсон (провинция Северная Хамгёндо), Васури в уезде Чхольвон, Чундо и Синмэри в г. Чхунчхон, Туннэ, Хваджонни, Чунгымни в уезде Хвенсон, Капхённи и Чигённи в уезде Янъян, Анинни в уезде Мёнджу, Кёханни, Тондонни, Канмундон, Пёнсандон в г. Каннын и Сонджондон в г. Тонхэ (провинция Канвондо) [Субботина, 2003, с. 5 – 6, 57 – 58]. Как было показано выше, подобная неорнаментированная керамика найдена во рвах и в основании вала на городище с земляным валом Пхуннап. Здесь ее находки сопровождаются единичными находками керамики с тисненым орнаментом. На объектах более позднего времени, напротив, неорнаментированная керамика исчезает, и присутствует только керамика с тисненым орнаментом. Таким образом, мы можем предположить, что начало строительства рвов и вала на городище Пхуннап было напрямую или косвенно связано с носителями культуры неорнаментированной керамики – народом е.

Заключение

Таким образом, мы рассмотрели новейшие результаты археологических исследований культуры начального и раннего периодов Пэкче, предприняли попытку сопоставить их с данными письменного источника по истории Пэкче Самгук саги.

В результате мы можем составить представления об исторических условиях, в которых происходило формирование государства Пэкче. В Самгук саги записано, что Пэкче было основано выходцами из Северного Пуё, которые пришли на юг и построили крепость (поселение, городище) Вире к югу от реки Хан (Хансу). В летописи также отмечается, что место, выбранное для строительства столицы, обладало благоприятными природно-климатическими условиями: “земли к югу от этой реки – на севере их опоясывает река Хан (Хансу), на востоке они упираются в высокие горы, на юге простирается плодородная долина, на западе омывает Великое море, - [в сравнении с ними] трудно найти более прекрасное место, уготованное самой природой (букв. “естественными препятствиями и удобным расположением на земле”). Поэтому лучше всего было бы основать здесь столицу” [Ким Бусик, 1995, с. 133]. Данные археологии свидетельствуют о том, что до прихода на берега реки Хан (Хансу / Ханган) переселенцев из Северного Пуё, эти земли не пустовали. Как мы видим на примере памятников Амсадон и Мисари, в настоящее время расположенных на восточной окраине г. Сеула, эта территория была заселена еще с неолита. На памятнике Мисари зафиксированы также комплексы с неорнаментированной керамикой раннего железного века. Другими словами, к моменту прихода на берега реки Ханган переселенцев из Северного Пуё, там проживали племена носителей культуры неорнаментированной керамики, которые мы можем отождествлять с племенами е, ошибочно названными в Самгук саги мальгаль. В результате начинаются военные столкновения Пэкче и е (мальгаль), записи о которых имеются в Самгук саги. На фоне военных конфликтов с мальгаль оживляется градостроительство в Пэкче: на городищах происходит укрепление оборонительных сооружений, строятся новые городища, а обычные поселения приобретают характер укрепленных. Естественным результатом данных процессов стала консолидация древнекорейских племен, укрепление власти вана и армии, что в конечном итоге привело к оформлению Пэкче в сильное государство.

Литература

1. Воробьев М. В. Древняя Корея. – Москва: Изд-во Восточной литературы, 1961. – 145 с.

2. Воробьев М. В. Корея до второй трети VII века: этнос, общество, культура и окружающий мир. – СПб.: Центр «Петербургское Востоковедение», 1997. – 432 с.

3. Деревянко Е. И. Мохэские памятники Среднего Амура. – Новосибирск: Наука, 1975. – 249 с.

4. Деревянко Е. И. Троицкий могильник. – Новосибирск: Наука, 1977. – 223 с.

5. Ким Бусик. Самгук саги (Исторические записи трех государств), Кн. 2. Летописи Когурё. Летописи Пэкче. Хронологические таблицы. Издание текста, перевод, вступ. статья и коммент. М. Н. Пака. – М.: Издательская фирма «Восточная литература» РАН, 1995. – 405, VIII, 344, VII c. (Памятники литературы народов Востока. Большая серия. I, 2).

6. Курбанов С. О. Курс лекций по истории Кореи: с древности до конца XX в. – СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2002. – 626 с.

7. Ким Вольлён. Хангук когохак кэсоль [韓國考古學槪說] (Основы археологии Кореи). – Сеул: Изд-во Ильджиса, 1986. – С. 128 - 144.

8. Ли Гибэк. История Кореи: новая трактовка. – М.: ООО «ТИД «Русское слово – РС», 2000. – 464 с.

9. Ли Гидон [이기동]. Пэкчеса ёнгу [백제사연구] (История Пэкче). – Сеул: Изд-во Ильджогак, 1997. – 302 с.

10. Пак Сунбаль [朴淳發]. Хансон пэкчеый тхансэн [漢城百濟의 誕生] (Зарождение Пэкче эпохи Хансона). – Сеул: Согён мунхваса, 2001. – 362 с.

11. Пхуннап тхосон I – хёндэ ёнхап чутхэк мит 1 чигу чегончхук пуджи (понмун) [風納土城 I – 현대연합주택 및 1지구 재건축 부지 (본문)] (Городище с земляным валом Пхуннап I – материалы раскопок участка 1, отведенного под перестройку, и участка компании Хёндэ, отведенного под жилищное строительство (описания)). – Сеул: Государственный научно-исследовательский институт культурного наследия Республики Корея, 2001. – 603 с.

12. Пхуннап тхосон I – хёндэ ёнхап чутхэк мит 1 чигу чегончхук пуджи (саджин) [風納土城 I – 현대연합주택 및 1지구 재건축 부지 (사진)] (Городище с земляным валом Пхуннап I – материалы раскопок участка 1, отведенного под перестройку, и участка компании Хёндэ, отведенного под жилищное строительство (фотографии)). – Сеул: Государственный научно-исследовательский институт культурного наследия Республики Корея, 2001. – 420 с.

13. Пхуннап тхосон II – тонбёк пальгульджоса погосо [風納土城 II – 동벽 발굴조사 보고서] (Городище с земляным валом Пхуннап II – отчет о раскопках восточной стены городища). – Сеул: Государственный научно-исследовательский институт культурного наследия Республики Корея, 2002. – 235 с.

14. Пхуннап тхосон III – самхва ёльлип чегончхук саоппуджиэ тэхан чосабого [風納土城 III – 삼화연립 재건축 사업부지에 대한 조사보고] (Городище с земляным валом Пхуннап III – отчет об исследовании участка корпорации Самхва, отведенного под работы по перестройке). – Осан: университет Хансин, 2003. – 234 с.

15. Пхуннап тхосон IV – кёндан чигу 9 хо югуэ тэхан пальгульбого (понмун, томён) [風納土城 IV – 慶堂地區 9號 遺構에 대한 發掘報告 (本文-圖面)] (Городище с земляным валом Пхуннап IV – отчет о раскопках конструкции 9 на участке Кёндан (описания, иллюстрации)) - Осан: университет Хансин, 2004. – 348 с.

16. Пхуннап тхосон IV – кёндан чигу 9 хо югуэ тэхан пальгульбого (топхан) [風納土城 IV – 慶堂地區 9號 遺構에 대한 發掘報告 (圖版)] (Городище с земляным валом Пхуннап IV – отчет о раскопках конструкции 9 на участке Кёндан (фотографии)) - Осан: университет Хансин, 2004. – 239 с.

17. Син Хигвон [申熙權]. Очерк о датировке строительства городища с земляным валом Пхуннап // Хангук сангоса хакбо [한국 상고사 학보] (Древняя история Кореи). – 2002. - №37. – С. 29 – 51.

18. Син Чонгук [申鐘國]. Пэкче тхогиый хёнсонгва пёнчхон кваджонэ тэхан ёнгу – хансонги пэкче чугоюджок чхультхо тхогирыль чунсимыро [百濟土器의 形成과 變遷過程에 대한 硏究 – 漢城期 百濟 住居遺蹟 出土 土器를 中心으로] (Исследование процессов формирования и эволюции керамики Пэкче: по керамике поселений Пэкче периода Хансона). Диссерт.: магистр. – Сеул, 2002. – 116 с.

19. Сон Манъён [宋滿榮]. Эволюция характера военных конфликтов в эпоху прото-троецарствия – Пэкче эпохи Хансона в центральном районе Корейского полуострова // Хангук когохакбо [한국 고고학보] (Археология Кореи). - 2000. - №34. - С. 139 - 170.

20. Субботина А. Л. [Subbotina Anastasia]. Чхольги сидэ хангукква росиа ёнхэджуый тхогимунхва пигё ёнгу – кёнджиль мумун тхогирыль чунсимыро [鐵器時代 韓國과 러시아 沿海州의 土器文化 比較硏究 – 硬質無文土器를 中心으로] (Неорнаментированная керамика раннего железного века российской территории Приморья и Корейского поулострова: сравнительное исследование). Диссерт.: магистр. – Сеул, 2003. – 149 с.

21. Тихонов В. М. История Кореи. Т. 1. С древнейших времен до 1876 года. – М.: Муравей, 2003. – 464 с.

22. Шавкунов Э. В. Государство Бохай и памятники его культуры в Приморье. – Л.: Наука, 1968. – 128 с.

23. http://www.nricp.go.kr/kr/dic/dicview.jsp?id=11690 (когохак саджон [고고학 사전, «археологический словарь», раздел вонсамгук сидэ [원삼국시대, «эпоха прото-троецарствия»]).

Рис. 1. Городище Пхуннап (раскопки Института культурного наследия)

1 – фрагмент стратиграфии северо-восточной стенки раскопа: 1 – современные техногенные образования, 2 – слои, содержащие материалы культуры начального и раннего Пэкче, 3 – литологические слои без археологических материалов; 2 – план раскопов А и Б: 1 – современные жилые кварталы, 2 – границы раскопов, 3 – граница вала городища, 4 – рвы, 5 – конструкции: жилища, ямы; 3, 4 – сосуды из рвов раскопа А; 5, 6 – сосуды, найденные в жилище 3 раскопа А (по: Пхуннап тхосон (понмун) [2003])

Рис. 2. Городище Пхуннап (раскопки Университета Хансин)

1 – план раскопа: 1 - граница раскопа, 2 – яма, 3 – техногенное нарушение, 4 – рвы горизонта III, 5 – ров горизонта IV; 2 – сосуд из рва горизонта III; 3 - 5 – сосуды, обнаруженные во рву горизонта IV (по: Пхуннап тхосон [2003])

Опубликовано в: Российское корееведение. Альманах. Выпуск пятый. – М.: Восток-Запад, 2007. – С. 109–125.