Забыли пароль?Регистрация
О достоверности изложения фактов в южнокорейской справочной и общеобразовательой исторической литературе PDF Печать E-mail
Автор: Administrator   
28.05.2008 00:01

© С.О. Курбанов. Опубликовано в сборнике статей “Кореяч в поисках мира и процветания”. М., 2004. СС. 28-33.

1. Причины, побудившие обратиться к изучению указанной темы

В последнее десятилетие в Республике Корея нередко разворачиваются кампании, направленные на исправление ошибок и неточностей, допущенных иностранными авторами в изложении истории Кореи. Примерами этого могут служить различные южнокорейские издания, должные исправить указанные ошибки.

Автор настоящей статьи является не только автором учебного пособия по истории Кореи, но и активно использует его на занятиях со студентами Восточного факультета СПбГУ, сравнивая его с другими подобными изданиями.

В результате сравнительного использования указанного учебного пособия, обнаружилось, что в нем имеется множество неточностей, обусловленных рядом причин, среди которых следует особо выделить три: 1) опечатки; 2) неполная информированность автора учебного пособия об описываемых событиях; 3) неточности, допущенные авторами корейских (нередко весьма авторитетных) изданий по истории Кореи, использованных при написании книги.

Последний момент следует выделить особо, поскольку, как оказалось на поверку, количество этих неточностей настолько велико, а в ряде случаев ошибки, допущенные самими корейскими авторами, являются настолько принципиальными, что встает вопрос о необходимости скорейшей проверки наиболее популярных корейских справочных и общих работ по истории Кореи и корееведению в целом на предмет выявления подобных ошибок. Сделать это тем более необходимо, что иностранные авторы, пишущие общие труды по Корее, как раз чаще всего используют именно справочные и обобщающие сочинения. Поэтому в целях недопущения повторных ошибок иностранными авторами, эти ошибки стоило бы прежде исправить в самих корейских работах.

Ниже будет представлены отдельные примеры неточностей в изложении исторических фактов, в описании реалий прошлого, которые автору настоящей статьи удалось обнаружить не в результате специально поставленной задачи поиска ошибок и неточностей, а параллельно основной научно-педагогической деятельности.

Однако прежде, чем перейти к знакомству с отдельными примерами таких неточностей, следует сделать одно важное замечание об особенностях фиксации исторических фактов вообще, так чтобы у читателя (слушателя) не создавалось неверного впечатления о том, что указанные ошибки были допущены исключительно по причине некоей “недостаточности знаний” кого-либо из авторов.

2. Об особенности фиксации исторических фактов

В принципе, проблема фиксации происходящего как исторических фактов может рассматриваться не только в контексте истории Кореи, но и в контексте описания истории любого государства. Дело в том, что в настоящее время проблема профессиональной фиксации происходящих исторических событий с целью достоверной передачи облика эпохи будущим поколениям не привлекает достаточного внимания общественности. Можно говорить о том, что на Дальнем Востоке в средние века и Новое время существовал институт профессиональной фиксации исторических событий (например, институты сагван 史官 и силлок 實錄). Но он исчез с приходом в эти страны так называемой “модернизации” Западного образца.

Таким образом, исторические события оказываются зафиксированными в известной степени “стихийно”, будучи отраженными в печатных средствах массовой информации, на страницах мемуаров, в фото, видео и т.п. материалах. При этом, как известно, всякий человек имеет свойство забывать и, кроме того, рассматривает всякое историческое событие со своей собственной, то есть субъективной точки зрения. Поэтому уже изначально всякое (в особенности современное) описание исторического события, не связанное с профессиональной его фиксацией, заведомо обречено на искажения.

Искажения фактов могут происходить по разным причинам. Во-первых, как уже было сказано выше, сам процесс фиксации фактов несовершенен. Во-вторых, если мы имеем дело с историей зарубежных стран и с источниками, написанными на языке этих стран (в особенности на древних языках), то искажение фактов может происходить в результате неточного понимания текста (неточного перевода). В-третьих, следует сказать об ошибках переписчиков (опечатках). Кроме того, в исторической литературе еще говорят о сознательном искажении фактов в угоду тем или иным теориям.

3. Примеры неточностей в изложении исторических фактов в южнокорейской справочной и общей исторической литературе

Неточности, обнаруженные автором настоящей статьи в южнокорейской справочной и общеисторической литературе можно разделить на несколько категорий.

К первой можно отнести неточности в цифрах. Неточности в цифрах по большей части выражаются в 1) ошибочности отдельных дат; 2) ошибочном указании на количество людей, участвовавших в событии, или же на количество предметов (количественные характеристики объекта).

В Энциклопедии корейской национальной культуры (“Хангук минчжок мунхва тэбэкква сачжон”) в разделе о “Трех заповедеях и Пяти нормах морали” (三綱五倫) говорится о том, что в трактате XV в. “Самган хэнсильдо” (三綱行實圖) – “Иллюстрации реальных поступков /следования/ Трем заповедям” было всего 110 биографий, по 35 для иллюстрации каждой из Трех заповедей. На соседней странице того же тома Энциклопедии, посвященной уже непосредственно описанию памятника “Самган хэнсильдо” сказано, что в памятнике было собрано 110 биографий почтительных к родителям детей (孝子), 112 биографий преданных сановников (忠臣) и 94 биографии преданных женщин (烈女), что в три раза превышает количество биографий, указанных в первой статье. Однако цифры, приведенные во второй статье Энциклопедии, также не являются верными до конца. На самом деле, в трактате “Самган хэнсильдо” представлено не 110, а 111 биографий почтительных детей.

Однако указанный выше пример неточностей в цифрах не столь принципиален, поскольку описывает не слишком известный за рубежом источник, который не привлекает внимания большого количества исследователей.

В южнокорейской справочной литературе можно найти неточности гораздо более “значимые”.

Например, в известной “Энциклопедии корейской истории” Ли Хончжика (새國史事典) встречается некоторое количество ошибочных указаний на годы жизни описываемых исторических личностей, причем не всегда эти неточности происходят по причине опечаток. Так, в разделе о принце Ёнчхан-тэгуне (1606 – 1614) (младшем брате государя Кванхэ-гуна) сказано, что он родился в 1601 году и погиб в возрасте 14 лет, в 1614 году. В то же время, подавляющее большинство исторической литературы указывает на то, что принц родился в 1606 году и погиб в возрасте 8 лет.

В общей работе по истории Кореи Пён Тхэсопа “Очерки истории Кореи” утверждается, что 1 марта 1919 года в Сеуле в ресторане Тхэхвагван собралось 33 “представителя корейской нации”, в то время как на самом деле в тот день в Сеул смогло приехать только 29 человек из тех 33-х, кто поставил свои подписи под Декларацией независимости.

В справочном издании “Энциклопедия Новой и новейшей истории Кореи” (한국근현대사사전) говорится о том, что Временная конституция Республики Корея была принята 11 июня 1919 года, однако на самом деле это событие произошло 11 сентября 1919 года. Здесь, очевидно, в тексте вместо цифры “9”, указывающей на сентябрь, ошибочно была напечатана цифра “6”, 6-й месяц, т.е. июнь.

В уже упоминавшейся выше “Энциклопедии корейской национальной культуры” в статье, описывающей биографию известного борца за независимость Кореи Ли Донхви (1872 – 1935) есть несколько неточностей в цифрах, относящихся к его контактам с Советской Россией. Так, в статье говорится, что Ли Донхви “будучи на посту премьер-министра, получил от Ленина в Москве 2 млн. рублей помощи, из которых 400 тыс. было использовано на финансовую поддержку организации Корейской коммунистической партии…”.

На самом деле Ли Донхви ни лично, ни через посредников не получал от Ленина 2 млн. рублей. Была лишь достигнута принципиальная договоренность о том, что в будущем правительство Советской России окажет финансовую помощь корейскому движению за независимость за рубежом в размере 2 млн. рублей. Из них 600 тыс. руб. были доставлены в Шанхай через представителя Временного правительства Республики Корея Хан Хёнгвона в два этапа: сначала было передано 400 тыс. руб., а затем – 200 тыс. Причем указанный факт известен в Республике Корея и отражен, к примеру, в научно-популярном издании “Историческая газета”.

В уже упоминавшейся “Энциклопедии Новой и новейшей истории Кореи” сказано, что реальный показатель экономического роста Республики Корея в период реализации Первого пятилетнего плана экономического развития (1962 – 1966 гг.) составил 8,5% в год, в то время как в весьма авторитетной работе Ким Сонсу “Понимание корейской экономики” утверждается, что рост экономики Южной Кореи в период Первой пятилетки составил всего 7,8 % в год.

В указанном случае автору настоящей статьи трудно судить, какая из двух цифр верная. Однако само по себе наличие разночтений не позволяет исследователю (или просто читателю) составить адекватное представление об описываемом предмете.

Ко второй категории неточностей в изложении исторических событий можно отнести ошибочное описание отдельных моментов рассматриваемых событий.

Иногда неточность может происходить из-за грамматической двусмысленности корейской фразы. Возьмем для примера описание скандально известных экспедиций Эрнста Опперта в Корею 1866 и 1868 гг. Во время последней экспедиции имела место попытка вскрытия гробницы приемного отца тэвонгуна – Намъён-гуна. Иногда в исторической литературе, в том числе и в отечественной, пишется о том, что Опперт раскопал гробницу, что не соответствует истине. Действительно, корейское высказывание “мудом-ыль тогуль-хан саккон” (무덤을 더굴한 사건), использованное Ли Гибэком в его известном сочинении “История Кореи. Новая трактовка”, позволяет двоякое толкование текста оригинала. Гробницу могли лишь попытаться копать, а могли и раскопать. И раскопали ли – это из корейского текста не очень понятно.

Одной из наиболее частых (и, вероятно, непринципиальных для южнокорейских историков) неточностей является название Советской России до 1922 г. “Советским Союзом”.

В уже упоминавшейся южнокорейской “Энциклопедии корейской национальной культуры” (한국문화대백과사전) сказано, что известный лидер движения за независимость Кореи Ё Унхён (1886 – 1947) в 1920 году вступил в “советскую коммунистическую партию”, а в 1921 году принимал участие в “Съезде трудящихся народов Дальнего Востока”. Однако в 1920 году еще не было Советского Союза. Ко всему прочему, вряд ли иностранный гражданин мог стать полноценным членом коммунистической партии Советской России.

В 1920 г. Ё Унхён действительно был в России и принимал участие в работе съезда корейских коммунистических организаций России. Однако “Съезд представителей народов Дальнего Востока”, в работе которого участвовал Ё Унхён, проходил не в 1921, как указано в Энциклопедии, а в 1922 году. Об этом хорошо знает дочь Ё Унхёна – Ё Ёнгу, написавшая книгу о своем отце.

Кроме указанного, в южнокорейских общих работах, описывающих жизнь Ё Унхёна встречаются указания на два года его рождения – 1885 и 1886. (Разночтения в годах жизни тех или иных исторических деятелей Кореи являются типичными и достаточно частотными для всей южнокорейской справочной и общеисторической литературы).

4. Заключение

В предлагаемой статье автор не рассматривал случаи сознательного искажения исторических фактов. Отчасти это обусловлено тем, что сознательное искажение легче определить, легче вычленить из текста, поскольку, как правило, работы, грешащие сознательным искажением фактов, имеют яркую идейную (идеологическую) окраску.

Куда сложнее найти неточности в текстах работ, создававшихся как “нейтральные”, например, в различных справочных и энциклопедических изданиях.

Можно предположить, что всякое энциклопедическое издание, принадлежащее перу одного или небольшого количества авторов, будет иметь искажения или неточности, поскольку один автор (или небольшой авторский коллектив) не может быть одинаково компетентным во всех описываемых вопросах.

Поэтому всякая общеисторическая работа, в лучшем случае – во время подготовки к печати, в худшем – после выхода в свет, должна быть проверена большой группой специалистов на предмет ошибок и неточностей.

Учитывая то особое внимание, которое ученые и общественность Республики Корея уделяет вопросу распространения информации о Корее во всем мире, вопрос проверки на наличие ошибок и неточностей в наиболее популярных корейских общеисторических (общекорееведческих работах) является особенно актуальным в настоящее время.

1. См., например, такие работы как «Анализ российской исследовательской литературы по корейской тематике». Сеул, Корейский институт по развитию образования, 1997; “Misconceptions about Korean History. Errors that have appeared in the history textbooks of various countries”. Seoul, Samsung Co Ltd., 1991.

2. С.О. Курбанов. Курс лекций по истории Кореи с древности до конца ХХ века. СПб, Издательство Санкт-Петербургского университета, 2002.

3. 한국민족몬화대백과사전. 서울, 한국정신문화연구원, 1991. 권 11, 276 쪽.

4. 삼강행실도. 권 1 – 3. 서울, 세종대왕기념사업회, 1982.

5. 이홍직. 새國史事典. 서울, 敎學社, 1992, 824 쪽.

6. 邊太燮. 韓國史通論. 서울, 三英社, 1996, 445 쪽.

7. 김진봉. 3-1 운동. 서울, 세종댈왕기념사업회, 1989,70쪽.

8. 한국근현대사사전 (1860 – 1990). 서울, 가람기획, 1990, 164 쪽.

9. См., напр. 김구. 백범일지. 이만열 옮김. 서울, 역민사, 1997, 395 쪽 и др.

10. “국무총리직에 있는 동안 모스크바의 레닌으로부터 200만루블의 원조를 받았으며 그중 40만 루블을 고려공산당 조직기금으로 유용한 것이…

11. История Кореи (Новое прочтение). М., 2003, С. 293.

12. 역사신문. 서울, 사계절, 1997. 제 6권, 41쪽.

13. 한국근현대사사전 (1860 – 1990). 서울, 가람기획, 1990, 397 쪽.

14. 金 聖壽. 韓國經濟의 理解. 서울, 學文社, 1993, 157 쪽.

15. 이기백. 한국사 신론. 서울, 一潮閣, 1996, 344 쪽.

16. 려 영구. 김일성주석과 려운형. 펴양, 2000, 20 쪽.