Забыли пароль?Регистрация
Божко О.В. - Государство Бохай в китайской историографической традиции (последняя четверть ХХ века) PDF Печать E-mail
Автор: Administrator   
04.06.2008 16:57

Божко Ольга Васильевна

Дипломная работа «Государство Бохай в китайской историографической традиции (последняя четверть ХХ века)».

Новосибирск: НГУ, 2008

Научный руководитель – С.В. Алкин, канд. ист. наук.

Рецензент – А.Е. Демидчик, профессор, доктор ист. наук.

Аннотация.

Государство Бохай (698-926 гг.) было первым раннегосударственным образованием на территории Дальнего Востока России. Оно включало значительные территории Северо-Восточного Китая, российского Дальнего Востока и Северной Кореи. Сведения о государстве Бохай сохранились только в письменных памятниках соседних с ним Китая, Японии и Кореи. Наиболее богаты этими сведениями китайские династийные истории «Тан шу» и «Синь тан шу». Эти сочинения содержат отдельные «Описания Бохая».

Наряду с этим сведения о Бохае сконцентрированы и в составленной в начале XI в. коллективом авторов во главе с Ван Циньхо энциклопедии «Цэфу юань гуй». О гибели Бохая под натиском киданей и о дальнейшей судьбе бохайцев сообщается в «Ляо ши» и в меньшей степени в «Сун ши», а также в более ранних сочинениях – «Суньмо цзивэнь» Хун Хао, «Цидань го чжи» Е Лунли и др.

Японские официальные летописи «Сёку нихонги», «Нихон коки», «Сёку нихон коки», «Нихон монтоку тэнно дзицуроку», «Нихон сандай дзицуроку», а также составленная в 892 г. «Тематическая национальная история» («Рюйдзю кокуси») и датируемая началом XI в. «Хроника Японии» («Нихон киряку»), будучи более скудными, чем китайские в отношении материалов по Бохаю, содержат оригинальные сведения о бохайских поселениях раннего периода, о визитах в Японию бохайских посольств, об экономических и культурных связях Японии с Бохаем. В средневековых корейских исторических сочинениях «Самгук саги» (1145 г.) и «Самгук юса» (конец XIII в.) сведения о государстве Бохай в основном почерпнуты из более ранних китайских источников. Тем не менее, и здесь имеются несколько записей, нигде более не встречающихся.

Следует отметить, что, являясь продуктом своей эпохи, письменные источники соседних с Бохаем стран не избежали влияния господствующей в этих странах традиционной китайской концепции императорской власти, согласно которой император правил всем миром, а окружавшие расположенную в центре мира империю «варвары» под благотворным цивилизующим воздействием добродетельного правления императора должны являться ко двору с «дарами», т.е. данью, выражая тем самым свою покорность империи. В ХХ в. к указанным выше источникам добавились эпиграфические памятники, прямо или косвенно относящиеся к истории Бохая. Один из них – надпись танского придворного церемониймейстера Цуй Синя, сделанная в 714 г. на колодезной кладке на склоне горы Хуанцзиньшань в Люйшунькоу. Этнополитическая история Бохайского государства, начиная с XIX в., привлекала внимание европейских и, прежде всего, русских исследователей; в целом, понимание проблемы становления государственности Бохая претерпело определенную эволюцию в отечественной востоковедной литературе - от утверждений о прямом влиянии более цивилизованных соседних Кореи и Китая до признания независимости и самобытности этого королевства. Китайской же историографии в отношении государства Бохай присуща уходящая корнями в глубь веков традиция восприятия Бохая как несамостоятельного вассального образования - составной части Танской империи.

В начале XXI в. человечество является свидетелем фундаментальных мировых изменений. Уход с политической арены Советского Союза спровоцировал не только становление «однополярного мира» и «нового мирового порядка», но и повсеместный процесс образования новых экономических союзов. В Северо-Восточной Азии это вылилось в попытку образования экономических блоков под эгидой «Великого Китая», «Великой Японии», «Великой Кореи». Между тем, любой исторический вопрос в странах Восточной Азии имеет почти такое же значение, как и реальные изменения в экономике или политике: в феврале 2002 г. Академией общественных наук КНР были получены правительственные ассигнования на создание центра по исследованию истории земель, прилегающих непосредственно к Корейскому полуострову, и проведение исследований под общим названием «Северо-восточный проект». Целенаправленное изучение истории Когурё, а также государства Бохай, известное в корейской исторической науке как Пархэ, китайскими учёными привело их к заключению, что эти древние государства были не более чем вассалами древнего Китая. Но вряд ли даже готовившие «Северо-восточный проект» китайские идеологи могли предполагать, что в Южной Корее реакция на их действия будет настолько бурной; между тем, осенью 2003 г. эта тема в Республике Корея обсуждалась едва ли не больше, чем война в Ираке или перспективы развития южнокорейской экономики, при этом в дискуссии участвовали все, а не только специалисты, имеющие отношение к истории и политике, особенно, когда появились первые признаки того, что точка зрения "исказителей истории" находит отклик в китайской прессе и в официальных кругах: исключение МИД КНР на своем сайте раздела «Когурё» из описания истории Кореи. КНДР также никогда не проявляла пассивности в подобных вопросах; примечательно, что в этом конфликте корейцы Севера и Юга выступили единым фронтом, не смотря на то, что для Южной Кореи Китай является крупнейшим рынком сбыта её промышленной продукции, а для Северной - основным источником помощи и инвестиций.

Эта ситуация делает весьма актуальным анализ традиций и современных концептов китайской историографии не только в рамках исследования эволюции китайского исторического дискурса, но и для формирования определенного звена в цепи комплексной научной оценки притязаний КНР на геополитическую экспансию в регионе Северо-Восточная Азия в целом.

Объектом исследования является китайская историография, предметом – государство Бохай в историографии КНР с точки зрения интерпретации исследователями соответствующих источников.

Соответственно цель работы – исследование особенностей изучения истории государства Бохай китайскими специалистами в последней четверти ХХ века.

Мы ставим перед собой следующие задачи:

во-первых, охарактеризовать вклад китайских ученых в изучение истории государства Бохай;

во-вторых, на основе сопоставительного анализа работ историков КНР сделать критический обзор китайской историографии и ее особенностей по проблемам образования государства Бохай, характера отношений Бохая и Танской империи, а также связей между Бохаем и Японией;

в-третьих, проанализировать соотношение традиции и современных особенностей китайской историографии по истории государства Бохай.

Структура работы. В первой главе рассматриваются методологические аспекты: прежде всего, принципы китайской историографии и особенности восточноазиатского стиля исторического мышления, а также традиционный образ внешнего мира в китайских историографических работах; кроме того, приводится обзор первого этапа историографии государства Бохай - до 1949 г.

Во второй главе на базе исследований китайских ученых, написанных после образования КНР в 1949 г. особо отмечается, что до середины 1970-х гг. академическая наука не проявляла особого интереса к проблемам бохайской историографии, действительно актуальными для китайского бохаеведения они стали в период постмаоистских реформ; в главе анализируются наиболее важные и характерные проблемы истории Бохая: образование государства Бохай, характер отношений государства Бохай и империи Тан, связи государства Бохай и Японии. Рассматриваются чисто историографические вопросы, так как в фокусе данного исследования – проблема соответствия методологии исторических работ, созданных в КНР, основным концептам традиционной китайской историографии.

В целом были выполнены ставившиеся нами во введении задачи: была дана обзорная характеристика вклада китайских ученых в изучение истории государства Бохай, проведен сопоставительный анализ наиболее характерных работ историков КНР в контексте некоторых вопросов истории государства Бохай, а также прослежена преемственность историографических традиций, идущих из глубины веков, в работах современных китайских специалистов.

Можно определенно говорить о том, процесс изучения истории государства Бохай в китайской историографии протекал неравномерно. Эта неравномерность обусловлена, прежде всего, историческими и политическими факторами. Возникновение китайской историографии ХХ века по истории государства Бохай было тесно связано с бурными политическими процессами, происходившими в Китае в прошлом столетии.

Если на первом этапе (1919-1949 гг.) китайская историография государства Бохай прошла период становления и формирования, то на втором этапе (с 1949 г. по настоящее время) она получила дальнейшее развитие и сформировалась в качестве самостоятельной научной дисциплины. Безусловно, на китайскую историографию сильное влияние оказали политические процессы, связанные с периодом «борьбы с правым уклоном», «местным национализмом», «ревизионизмом», «культурной революции», и до середины 1970-х гг. академическая наука не выказывала особенного интереса к проблемам историографии государства Бохай. Также необходимо отметить, что по сравнению с первым этапом, второй характеризуется наличием хорошей базы подготовки и роста исследований, расширением уровня их квалификации, научной базы работ, что, в конечном счете, привело к формированию сильной школы китайской историографии, основанной на историко-географических и археологических исследованиях.

Вместе с тем отмечается, что во второй период историографические исследования по изучению истории государства Бохай претерпели значительной влияние политических процессов. Как мы выяснили, необходимо отметить присущее всем представленным работам политизированное отношение к исследованию истории, продиктованное не только специфичностью собственно китайского исторического дискурса, но и актуальностью проблемы в плане политическом (прежде всего территориальным спорами с Южной Кореей и КНДР). Можно говорить о том, что до тех пор, пока основной курс КНР в том ли ином виде содержит элементы великоханьской шовинистической доктрины, китайский вариант национальной истории, даже созданный на прочном фундаменте множества исторических фактов и археологических находок, все же будет скрепляться тенденциозной идеологией.

Подводя черту всей китайской историографии Бохая, необходимо отметить две характерных особенности, свойственные ей.

1. Вслед за средневековой традицией китайские историки считают мохэ потомками сушеней, на протяжении истории последовательно менявших свое название на клоу, уцзи, мохэ.

2. Вторая особенность – рассмотрение Бохая «как местной национальной власти, подчиненной династии Тан». Выше уже говорилось о чисто формальном характере «вассалитета» Бохая. Тем не менее, китайские исследователи пишут об отношениях Китая с Бохаем не как об отношениях между двумя странами, а как об отношениях между центральным правительством и местной администрацией, что вполне соответствует китаецентристской теории «извечного единого многонационального Китая».

Китайская историография по истории государства Бохай, несмотря на ее тенденциозный и дискуссионный характер, является заметной вехой в исторической науке Китая. Задачи исследования заключались не только в анализе основных концептов китайской историографической науки, рассмотрении одного из основных ее разделов, связанных с изучением государства Бохай, но и в первичном обобщении ценного научного материала, результаты которого, на наш взгляд, могут служить методологической базой для дальнейших исследований.